Письмо в прошлое
Антон

Антон!

Ты уж прости, мы с тобою не виделись много лет, телефон не заменит общения. Письмо впрочем тоже.

Всё равно попробую.

Ты помнишь, нам было по двадцать… Как же давно это было… Помнишь, мы стояли на Курском вокзале, мы ждали поезд на Черкесск. Нас ждал Кавказ, его реки, горы, тропы, Архыз, София… Помнишь ожидание у ворот погранотряда, попытки мелкого рэкета со стороны солдатиков… Тогдашние наши удостоверения личности быстро свели все это на нет.

А поход на местный рынок? Когда мы сначала долго торговались, а потом еще дольше искали разбежавшихся наших девчонок с группы. Рядом со студентами, мы уже были «ископаемыми»…

Горная дорога, нанятый нами автобус, дождь и все, прямо на глазах, размывает водой. Почему-то вспоминается и другое, точнее другие горы. Нет, горы, да и хребет в принципе тот же самый, но в стороне от Карачаево-Черкессии. Что только мы там не делали! Точнее мы пытались, да и делали все. Мы там с тобой работали, если конечно это можно назвать работой. Тогда это и было нашей работой. Мы ее выполняли… Уж как, это сейчас неважно…

Цепляя вершины деревьев, в низком гуле движков, уходили «вертушки». А потом… Зря, зря наверное, я все это вспоминаю.

Давай о другом, помнишь как пили пиво на Патриарших прудах? Кормили уток свежей булкой? Мы смеялись, госпиталь был уже позади, мы были молоды, беспечны и в отпуске. Осень, сорванные с деревьев, в пруду плавают листья… На прудах только-только появились герои Мастера и Маргариты. А может я что-то снова перепутал? Ты не скажешь, когда их поставили?

Все будет позже. Что? Да какая разница! Мы сами выбрали с тобой такую жизнь и грех на нее жаловаться.

Я не жалуюсь, я вспоминаю…

Север, Мурманская область, Кольский, Ревда, Апатиты, это ведь для нас не просто звуки, это даты и лица, события, радость… Ямал, Лабытнанги, Сейда, Харп… Замерзшая Обь с вмерзшими в неё кораблями на зимовке. Утонувшие в снегах поселки Аксарка и Каменный Нос… Вертолеты, нет, не те, на которых мы летали раньше, «нормальные», гражданские, растянутые тросами от винтов к земле. Их тоже прижал ветер… Валит снег. Скоро Новый Год, ты помнишь, как перед взлетом старенькой Тушки, прямо перед ней, по полосе проезжает тягач с реактивным двигателем, направленным вниз. Он протапливает полосу, и пока она еще не успела заново замерзнуть, по жирному, черному асфальту мы взлетаем сквозь пургу… Вдавливает перегрузкой в кресло, по салону поплыл запах открытых бутылок и сигаретный дым.

Как же давно все это было. Нам было здорово, весело, мы жили так, как могли, точнее той жизнью, которую мы могли себе позволить, а главное, считали правильной… Нас по прежнему ждали походы, а мы пытались взрослеть и обзаводились семьями. И нам было к кому возвращаться.

Нас «попросили», меня чуть пораньше, тебя через месяц. Стало пусто и до обидного глупо. Да плевать! Все равно не пропали! Нас слишком хорошо учили…

А времени то сколько появилось! И все его можно было на что то с толком потратить… Вот только сны.

Они как-то стали четче, или это только мне так кажется? Нет, точно четче, сменилась обстановка вокруг нас, а мы не успели еще перестроиться…

Мы менялись, но еще быстрее менялась страна. Вроде было тяжело, а может нет? Ты помнишь? Да ну их всех!

Солнце есть, а вроде его и нет, оно скупо освещает тундру. Она кажется безжизненной. Мы летим над ней, старенький «Антон» трясется в воздушных ямах. Я вспоминаю это чаще и чаще. Самолет снижается, под крыльями мелькают мелкие деревца, мы открываем по бутылочке пива. Вот и полоса, касание, самолетик подпрыгивает, и нехотя останавливается. Мы опять здесь! Ты мечтал вернуться на Север! Ты помнишь?

Ты был влюблен в него, в его прикрытые лишайником камни, в гладь его озер и пороги рек, плавные отроги гор, неторопливый быт… Влюблен в край, где можно жить только в спокойствие и мире. Я помню с какой радостью ты прилетал туда…

Север навсегда остался в нас, свои холодом, пронизывающим ветром, мерзлой прошлогодней морошкой, водорослями Кандалакшской Губы…

Помнишь Петрозаводск? С его смешными, с какими-то «рулями» на крышах троллейбусами? Памятники на берегу озера? На них же даже смотреть смешно! Мы вновь чего-то ждали. Что значит чего-то? Мы ждали поезд. У нас были какие-то странные билеты с пересадкой, вот мы и гуляли по городу…

Да, где-то в то время появились и мобильные телефоны, можно было уже не метаться по городу в поисках переговорного пункта. Можно было просто позвонить… Двести километров это ведь не расстояние! Всего несколько часов дороги и на уютной кухне мы пили чай.

Я снова был на Севере, ты знаешь, я боялся что стал не тем, или что то изменилось там. Как хорошо, что я оказался неправ. Все те же комары и полуразрушенные дороги, шелест ветра и брошенная техника. Всё так и осталось и снова ждёт нас…

Твой телефон лежит у меня на книжной полке, я заряжаю в нем аккумулятор и жду, все еще жду звонка…

P.S. Антон! Ты уж прости, что я тебе это все напомнил.

P.P.S Антон погиб в августе 2001 года. При попытке спасти парусный катамаран во время шторма на Белом море.

И.Е.М.

 



  • 22.10.11 00:10 УльяновИлюха Антоха, я тоже по тебе скучаю. 10 лет прошло.




© taganok.ru 2007. Перепечатка материалов или публикация в сети интернет только с разрешения авторов и обязательным указанием сайта taganok.ru

                Экстремальный портал VVV.RU удаленная проверка сервера uptime российских хостеров Клуб Хронических Водников


Видеосъемка HD и монтаж, создание слайдшоу, детские утренники. Рязань.