«Майнакская развязка» дневник участника/ р. Чарын / Казахстан / 1987 / часть 2
(страницы дневника участника сплава по реке Чарын) Курсивом набраны современные комментария автора, Данилина Евгения

Начало 19.02.08

3 августа 1987 г. Понедельник.

18 ч.30 мин. Железнодорожный вокзал г.Алма-Ата.

Вчера, получив телеграммы, снова вернулся на Фрунзенский автовокзал. Сразу же занял место в длинном хвосте очереди у окошка кассы, где продавали автобусные билеты на Алма-Ату. Простоял минут десять, за которые очередь продвинулась всего на одного человека. И тут неожиданно подошёл интеллигентного вида мужик в солнцезащитных очках. Обращаясь ко всем, стоящим в очереди, предложил он свои автомобильные услуги по доставке из столицы Киргизии в столицу Казахстана. Из всей очереди интерес к предложенному проявил только я один.

– Сколько стоит проезд, – спрашиваю?

– Пятнадцать рублей.

– Поехали.

И в 17 ч. 55 мин. отправились в путь. Новая «Волга» ГАЗ-2410 стремительно сокращала расстояние до пункта назначения. Стрелка спидометра переваливала иногда за 140, но прекрасное асфальтовое покрытие дороги совершенно не давало реально ощутить эту скорость.

Кроме меня и водителя в салоне автомобиля находился ещё один пассажир – старый казах в тюбетейке. Его окладистая, седая борода придавала ему вид значительности и ума. Этому же способствовало и молчание, весь путь сопровождавшее нас троих, не произнесших за всю дорогу почти ни одного слова.

Около девяти часов вечера мы были уже у нового Алма-Атинского автовокзала, на котором я и заночевал.

Сразу же, как только приехал, познакомился с группой туристов-водников из Новосибирска. Идут одним плотом и двумя катамаранами на Чилик. Новосибирцы тоже заявились на Чемпионат СССР, поскольку собираются пойти на этой реке самый «верхний» участок, которой ещё никто не проходил.

Снаряжения у них – горы! Рюкзаки и упаковки огромные-преогромные. Даже надувные матрацы с собой берут, что для меня, например, крайне странно (желание создать «побольше комфорта» в сложных путешествиях, на мой взгляд, вредит качеству главной цели – успешному прохождению маршрута. «Мелочь всё это! – может возмутиться некто, тяготеющий к сибаритству, – никакого отношения «излишек необходимого» не имеет к степени успеха в походе» . У меня на этот счёт другая точка зрения. Считаю, что «мелочей» при подготовке к спортивному мероприятию, в котором зачастую «на кон» ставится человеческая жизнь, быть не может ).

Поднявшись на второй этаж, к билетным кассам, узнал, что автобусы до Кегена отправляются с другого Алма-Атинского автовокзала, старого. Но на ночь глядя идти туда уже не хотелось и решил остаться коротать время здесь, где и застало меня начало нового дня.

В общем зале ожидания установлен телевизор. В полусонном состоянии смотрел футбольный матч за выход в полуфинал Кубка СССР. Московский «Спартак» выиграл у Донецкого «Шахтёра» со счетом 1:0. Гол со штрафного удара забил Вагиз Хидиятуллин.

После окончания матча улёгся на мягкой лавке и проспал до 2 ч.46 мин. А потом мне не дал отдыхать милиционер, который настойчиво будил всех, кто уснул или только ещё пытался это сделать.

Блюститель порядка ушёл «досматривать сны, украденные у других людей» к себе в комнатку на первом этаже, а я спать больше так и не лёг. Ради развлечения разговорился с очень симпатичной девушкой-абитуриенткой, ошеломляюще похожей на молодую Мэрилин Монро, причём при естественном цвете своих волос и минимальном использовании косметики. Девица эта, чистокровная немка по национальности, – дочь выселенцев времён Великой Отечественной войны. Приехала в столицу Казахстана из Талды-Кургана, – поступать на факультет иностранных языков в педагогический институт.

Утром я положил рюкзак в камеру хранения и поехал на старый автовокзал. Купил 12 автобусных билетов до Кегена ( отправлением 9 августа в 11-08).

Ездил на Центральный переговорный пункт, пытался заказать «переговоры с Рязанью». Но удалось это только после 15 часов местного времени (а до этого телефонной связи не было даже с Москвой). Разговаривал с мамой. Она успела найти мой старый блокнотик с адресами друзей и знакомых и продиктовала адрес Андрея Горшкова, с которым я познакомился в январе 1977 года.

Тогда я учился в РРТИ (факультет электроники, группа 424) и сдавал экзамены зимней сессии. И как-то прочитал объявление о том, что все желающие совершить в зимние каникулы лыжное путешествие в Карпаты, приглашаются в такую-то аудиторию, во столько-то часов.

Нужно сказать, что «записаться в туристы» мне хотелось с самого начала моей учёбы в РРТИ. Сказалось, видимо, воспитание мамы, которая не только сама любила путешествовать, но и привлекала к этому как своих детей, так и их друзей, одноклассников и просто знакомых (на поминках мамы кто-то вспомнил, что в 1963-67 гг. она на Первомайский праздник, когда почти всё взрослое население Рязани вольно или невольно участвовало в шествующих по городу традиционных демонстрациях «во славу КПСС», собирала многочисленную детвору Голенчинского шоссе, на котором она тогда жила и возглавляла «туристское пешеходное путешествие» в Голенчинский или Никуличенский лес).

Ещё мама очень любила русскую природу, к чему приобщила и меня, и моего брата Игоря (Игорь Данилин с 1980 по 1984 гг. был председателем и неформальным лидером клуба туристов «Электрон»). С самого раннего детства она брала нас с Игорем в походы за грибами, за ягодами, или просто в лес, – «подышать свежим воздухом» и «послушать пение птичек». Ещё меня и моего брата брал с собой на охоту и другие выезды на природу дядя Юра, мамин младший брат (его сын, известный в туристских кругах Рязани Константин Юрьевич Рождественский, приходится нам с Игорем родственником). В конце шестидесятых – начале семидесятых годов ездил я с семьёй Рождественских на их стареньком «Москвиче» в сравнительно длительные путешествия на Черноморское побережье Кавказа, в район Кубани, на Волгу и на Азовское море. А позднее уже Костя Рождественский, работая на НИИ ГРП, стал активно заниматься водным туризмом, гармонично влившись в «спортивную семью» коллектива физкультуры «Радуга». Его рассказы о походах и соревнованиях, вне всякого сомнения, имели на нас с Игорем только положительное влияние.

И с самого поступления моего в РРТИ (1974 год) я чуть ли ни с первых дней обучения в ВУЗе, когда стали появляться объявления о наборе желающих в различные турсекции, хотел приобщиться к так называемому «туристскому братству». Но действия мои по воплощению в жизнь этого желания напоминали поведение Буриданова осла. Тот из двух пучков соломы не мог выбрать лучшего, поэтому умер от голода. А я среди шести имеющихся тогда в «Альтаире» туристских секций (пешеходно-лыжной, горной, байдарочной, плотовой и альпинистской) не мог предпочесть какую-то одну. Все эти секции так активно привлекали к себе новичков, такие красивые вывешивали на доске объявления о наборе, что целых три года я не мог определиться в своём выборе. Так бы и «умирал» я, подобно упомянутому уже глупому животному, если бы не конкретное приглашение совершить лыжный поход в Карпатах.

Явился я точно к назначенному в объявлении времени и пожалел, что пришёл. Желающих пойти в поход собралось человек шестьдесят-семьдесят.

«Да разве ж меня возьмут, – угнетала меня назойливая мысль, – если тут такая конкуренция?» Но всё-таки хватило у меня ума и воли, чтобы не уйти сразу, а дождаться окончания собрания.

Как оказалось, лыжный поход в Карпаты организовала горная секция института. Руководитель предполагаемого путешествия – Вячеслав Брагин. Его заместитель – Андрей Горшков.

В аудитории, вместившей всех, кто откликнулся на объявление, они провели короткую агитацию за горный туризм, показали фотографии, красивые слайды, рассказали о предстоящем походе. И следующую встречу назначили через неделю.

В то время одни только названия районов туристских путешествий действовали на меня завораживающе: « Кавказ, Саяны, Алтай, Памир, Карпаты, Тянь-Шань». И прочие.

(Видимо, именно на слово «Карпаты» «клюнул» я больше всего в том объявлении секции горного туризма РРТИ, приглашающей в конкретный поход).

На следующем собрании желающих совершить путешествие людей было уже значительно меньше, и надежда моя на участие в походе окрепла. А в итоге в окончательно скомплектованной группе осталось одиннадцать человек, включая руководителя (всех участников я сейчас уже не вспомню, но точно знаю, что были в том походе Володя Лысов и его будущая жена Галя Скворцова, Виктор Свободин, Лида Букина и Света Буйваренко).

Андрей Горшков в том Карпатском путешествии был не только заместителем руководителя, но ещё исполнял обязанности завхоза, с чем прекрасно справился. А по возвращению в Рязань мы встречались с ним два раза в неделю на систематических тренировках, которые включали в себя не только продолжительные пробежки, но и практические занятия по технике горного туризма ( изучение узлов и практика по их вязанию, подъёмы и спуски по заснеженным оврагам, умение работать с ледорубом и т.д.). Каждое воскресенье старались выезжать куда-нибудь в поход выходного дня.

Мои активные занятия туризмом резко повлияли на мою успеваемость в институте. В результате ко второй экзаменационной сессии я имел кучу «хвостов». По этой причине тренировки мне пришлось прекратить. И так получилось, что, не общаясь некоторое время с туристами, к летнему сезону остался я, как говорится, в отношении походов «не у дел». Но как-то раз встретил на улице Славу Брагина, который пообещал пристроить меня в какой-нибудь летний поход. Так и получилось. Разговаривая с Василием Горбачем, который работал тогда в Комитете Комсомола РРТИ и собирался вести группу в поход, Вячеслав отозвался обо мне очень хорошо. И таким образом я попал в компанию туристов-пешеходников, собирающихся в поход на Хамар-Дабан (это горный хребет в районе Прибайкалья). (Попал я в так называемую «команду Васи Горбача». Василий Станиславович Горбач – один из ярковыраженных лидеров Рязанского туризма 70-80-х годов. И, кстати, в составе «женской» группы образца 1977 года участвовал в походе не кто иной, как Евгений Дмитриевич Данилин (хотя ни в каких официальных списках он тогда не значился, потому что «официального» опыта у него по существующим правилам не доставало. А «ходить» хотелось). А кроме Данилина в том пешеходном походе участвовало ещё несколько лиц мужского пола – Женя Шкатов, Георгий Ерзиков и другие).

19час.55 мин. Сижу на лавочке у первого подъезда того дома по проспекту Гагарина в Алма-Ате, в котором, судя по адресу, до недавнего времени жил Андрей Горшков. На мой звонок в 14-ю квартиру никто не отозвался. А вышедший из 13-й квартиры молодой парень-казах объяснил, что Андрей Горшков действительно проживал в квартире №14, но сейчас он переехал куда-то в район «Орбиты» (название одного из микрорайонов Алма-Аты).

21час.15 мин. Автобусная остановка «Алмагуль» в Алма-Ате.

Хозяев 14-й квартиры я так и не дождался, хотя добросовестно сидел на лавочке у подъезда и спрашивал на этот счёт каждого, входящего в подъезд. И когда уже собрался уходить, выяснил у казаха из квартиры 13, где и кем Андрей работает, – инженером на Центральном республиканском телевидении Казахстана.

4 августа, вторник. 18час.03 мин. г.Алма-Ата. ВДНХ.

Переночевал на железнодорожном вокзале. А уже с 7 часов утра коротал время, сидя на скамеечке около Республиканского радиотелецентра Казахстана. После двух часов ожидания встретил Андрея Горшкова, спешившего на работу. По началу он меня не узнал. И только после того, как рассказал я ему, кто я и откуда, он меня вспомнил, чему несказанно обрадовался. Он сообщил мне свой новый адрес и объяснил, как лучше до его дома добраться.

После встречи с Андреем поехал на главпочтамт. Получил очередную телеграмму: « Найди карту верховий Каркары и перевала Санташ проработай вариант с машиной или спецрейс автобуса на 8 августа до Кегена и далее 30 км до Каркары туда из Кегена ходят автобусы. Логунов».

5 августа, среда. 15 час. 55 мин. Городской Алма-Атинский туристский клуб.

Ночевал у Андрея. По телефону узнал координаты местного турклуба, – ул.Советская, 16 (это в районе перекрёстка Советской и ул. 8-го Марта). От микрорайона «Орбита-4», где живёт в Алма-Ате Андрей Горшков, доехал до автовокзала «Саяхат». Тщательно перерисовал схему автобусных сообщений, включающих в себя Кегень и Каркару. Расспросил об особенностях подъезда к этим населённым пунктам начальника автовокзала.

А сейчас уже почти целый час нахожусь в Алма-Атинском турклубе и ожидаю начальника КСС (контрольно-спасательной службы).

6 августа, четверг. 14 час. 40 мин. Отдыхаю на небольшом парапетике около касс игровых автоматов, что рядом с кинотеатром «Арман» на проспекте Ленина.

С начальником КСС вчера так и не встретился, – он просто-напросто не пришёл.

Здешний турклуб очень беден во всех отношениях. Во всяком случае, ни в какое сравнение не идёт с нашим, Рязанским. На всякий случай взял адрес Льва Борисовича Стесина, первопроходца Чарына. Но, говорят, в его Алма-Атинской квартире сейчас живёт его дочь, а он сам переехал работать в Алексеевку, – пригород столицы Казахстана.

Вечером вчера тренировался. В общей сложности пробежал более 20-ти километров по пересечённой местности и чувствовал себя при этом очень хорошо.

Спать легли с Андреем уже во втором часу ночи. Он подробно рассказывал о декабрьских событиях в Алма-Ате (в столице Казахстана состоялся тогда антиправительственный митинг).

23 час. 50 мин. Квартира Андрея Горшкова.

Всё-таки как хорошо, что есть у меня в чужом городе друг, у которого можно не только остановиться, но и «оттаять душой»! (Андрея я и до сих пор считаю своим хорошим другом)

7 августа, пятница.

Вчера Андрей высказал мысль о том, что можно было бы выехать к месту нашего предстоящего сплава телегруппе Казахского телевидения. Я эту идею, конечно же, сразу одобрил. И сегодня поехали вместе с Андреем к нему на работу. Определилось, что со стороны «Казахстании» никаких возражений против отправления телегруппы для съёмок на наш маршрут не будет, если удастся получить телекс от Юрия Сенкевича, – ведущего телепередачи «Клуб кинопутешествий». По этому поводу я звонил домой с центрального переговорного пункта и просил поднявшего телефонную трубку папу найти старый мой «телефонник», в котором телефон Сенкевича был указан. Снова я ездил на переговорный пункт и звонил домой уже вечером. На этот раз телефонную трубку сняла мама и после разговора с ней нужной информацией я уже владел, – телефон Сенкевича она мне сообщила.

8 августа, суббота.

С утра поехали с Андреем встречать 84-й поезд из Москвы, на котором должны были приехать ребята. На вокзале были мы в 10 час.10 мин. А в 10 час.25 мин., – точно по графику, – прибыл и ожидаемый нами поезд. Ещё когда состав двигался вдоль перрона, заметил я в одном из окон вагона улыбающееся лицо Михалыча (Миши Самохвалова).

Поезд остановился. Выгрузили из вагона вещи. Я сообщил Логунову о появившейся возможности попасть в «Клуб кинопутешественников» и о необходимости связаться по телефону с Юрием Сенкевичем. Валера по началу отнёсся к этому варианту несколько скептически. Но потом всё-таки понял перспективу и позвонить ведущему популярной в СССР телепередачи согласился (но дозвониться, к сожалению, так и не удалось).

Все вместе на 151-м автобусе доехали до автовокзала «Саяхат», сдали всё снаряжение в камеру хранения. Потом группа разделилась. Ребята взяли адрес Андрея и разбрелись кто куда.

Мы с Андреем, Логуновым и Якуниным были на «Зелёном базаре», заходили в магазин «Автозапчасти» и уже потом поехали к Андрею на «Орбиту-4».

Оттуда ребята пошли купаться на небольшую местную речку Большая Алмаатинка, а я остался. Проводил Андрея на работу (он вечером должен быть на съёмках футбольного матча на кубок Казахстана) и пошёл в местный вино-водочный магазин.

Сегодня у Логунова день рождения, – исполняется 33 года. Он-то и дал мне задание: прикупить две бутылки шампанского. Но вместо шампанского пришлось купить два «огнетушителя» безалкогольного коктейля, поскольку в субботу ни один вино-водочный отдел во всей Алма-Ате не работает. Но я особо не переживал по этому поводу, зная, что два «пузыря» «Советского шампанского» стоят у Андрея в холодильнике, – я вручил их в первый день своего появления у него и по просьбе Андрея мы эти бутылки открывать не стали. Вот они и дождались «лучшего часа».

У Андрея все ребята собрались к 22 часам. В зале на полу постелили скатерть и собрали на ней стол. Поздравляли Валеру и говорили тёплые слова. Было здорово.

Потом ребята смотрели по телевизору футбольный матч, в котором встречалась сборная Англии и Сборная мира (матч посвящён 100-летию футбола).

Очень ребятам понравился и компьютер, который Андрей собрал собственными руками. Восторгу великовозрастных спортсменов не было предела, когда играли мы в игру, в процессе которой на экране монитора «питон» ел «кролика» и удлинялся буквально на глазах.

Спать легли на полу и вообще, где придётся, в двух комнатах. Места хватило всем.

9 августа, воскресенье.

Проснулись в 6 час. 30 мин. Попили чайку и, распрощавшись с Андреем и его мамой Дианой Алексеевной, поехали на вокзал. Автобус наш по техническим причинам несколько запоздал и отправились мы в путь только в первом часу дня. Автобус останавливался в Чилике, где мы пообедали мантами и беляшами с мясом, а так же вместе с другими пассажирами и всем нашим барахлом перебрались на другой автобус, следующий уже до самого Кегеня. Но и по прибытии в этот населённый пункт мы выходить не торопились. После договоренности между водителем автобуса и нашим начальником (Логуновым), облюбованное нами транспортное средство отправилось дальше и мы доехали на нём до посёлка Каркара, расположенного на одноимённой реке.

Выгрузились. Рядом – дорога и пасека. Попросили у местного мальчика-киргиза ишака и по очереди на нём катались.

Логунов познакомился с местным пожилым киргизом, который обслуживает здешний гидропост. Гостеприимный азиат приглашал нас «на барана», но полакомиться шашлычком на этот раз не получилось – впереди ждёт более достойная цель.

«Поймали» попутную грузовую автомашину, которая довезла нас почти до самой реки. Проезжая мимо полуразваленной халупы, напоминающей по виду грубо сложенный из белого кирпича сарай, порадовались корявой надписи на ней: «Ресторан».

И у реки сидели мы недолго. Логунов договорился с местными строителями, русскими ребятами, и они довезли нас по дороге, протянувшейся вдоль Каркары, почти до самой пограничной заставы (по расстоянию это примерно 15 км).

Ехали плотно утрамбованными. В коробке «газона» вместе с нами и нашим барахлом ехало несколько строителей, сошедших чуть ранее нас. Ехали они собирать грибы, которых здесь, как они выражаются, – «разливанное море».

Въезд в погранзону перегорожен шлагбаумом. В карауле – двое солдат. Мы подошли к ним, поговорили. Вышел прапорщик. Оказалось, что пропуска в погранзону оформлены у нас не совсем так, как надо.

Короче говоря, сегодня на сплав нас не пустили. Уже темнело, когда раскидали составные части «маранов» и лишь кое-кто начал их потихонечку собирать.

Расчехлили гитару. Собравшись все вместе у костра, недолго пели песни.

10 августа. 19 час. 00 мин. Верховья Каркары.

Тяжёлый по народному поверью день, понедельник, лично для меня оправдывает себя. Устал. Но – всё по порядку…

Пишу дневник, сидя на кочке в лесу. Надо мной возвышается огромная Тянь-Шаньская ель. Метрах в двухстах от меня – наш походный лагерь, куда я сейчас и направляюсь…

Пришёл на место стоянки, закурил сигарету (последние дни что-то стал злоупотреблять). Сижу теперь уже под другой елью, на самом берегу Каркары. Река шумит, поскольку рядом – хороший «четвёрочный» порог.

Ещё вчера Якунин договорился с прапорщиком, что тот пустит на сплав экипаж одного «аппарата» и четыре человека для страховки и фотосъёмки.

А сегодня до самого обеда собирали под жгучими лучами палящего солнца катамараны, снаряжались и готовились.

Уже после двух часов дня поехали вверх по реке на «погранцовском» ГАЗ-66. Экипаж первого «аппарата»: Миша Самохвалов, Слава Бальзам, Володя Якунин, Коля Микрюков. Обеспечивали первое прохождение Логунов, Дроздов, Новосёлов, Данилин. Вместе с нами поехали и два пограничника, которые должны были нас сопровождать, – сержант и рядовой.

«Аппарат» выгрузили около места слияния двух притоков, стекающих с двух разных горных распадков. Выше этого места сплав начинать не имеет смысла: в обоих притоках недостаточно воды.

Пока ребята готовились к сплаву, надевая свои цветные защитные костюмы, около нас собралось много местных киргизов: и взрослых, и ребятишек. Остановилась и какая-то машина, движущаяся вниз по долине, – «ГАЗон» с открытым кузовом. Он сопровождал нас всю дорогу. Наш «телевизионщик» Шура Дроздов вёл иногда киносъёмку непосредственно из кузова этой автомашины (использовалась кинокамера «Красногорск» с 16-ти миллиметровой киноплёнкой. Фильм «На грани безрассудной веры» (фрагмент из этого фильма вставлен в видеоролик, который распространяли организаторы празднования 40-летия «Альтаира») занял Первое место на Рязанском областном конкурсе любительских фильмов 1988 года. Авторы фильма – Александр Дроздов (киносъёмка и монтаж) и Евгений Данилин (сценарий, звукорежиссура, озвучивание).

Первый экипаж прошёл по Каркаре что-то порядка четырёх километров. Очень красиво смотрелось, когда из-за поворота появлялись вдруг возвышающиеся над белыми баллонами катамарана четыре фигуры в блестящих на солнце шлемах и ярких, цветных костюмах.

Река сложная. Уклон – выше 20 м/ км. Так что на всём протяжении сплава нет ни малейшего намёка на плёсы. Русло забито камнями самого разнообразного размера. Линия движения судов – сложная на всём протяжении сплава.

Одно препятствие (это место киргизы называют Зиндан, то есть «тюрьма») пришлось обнести, поскольку прохождение порога этого крайне опасно.

А следующее за Зинданом препятствие было для первого катамарана последним на Каркаре. При выходе из двухкаскадного этого порога ребят развернуло кормой вперёд. Они стали «аппарат» раскручивать, но загнали сами себя в «каменную ловушку» у правого берега, где и был серьёзно повреждён каркас, – требовался ремонт.

Покалеченный катамаран достали, бросили в кузов автомашины и мы все вместе приехали на «базу».

(Продолжение следует)




    © taganok.ru 2007. Перепечатка материалов или публикация в сети интернет только с разрешения авторов и обязательным указанием сайта taganok.ru

                    Экстремальный портал VVV.RU удаленная проверка сервера uptime российских хостеров Клуб Хронических Водников


    Видеосъемка HD и монтаж, создание слайдшоу, детские утренники. Рязань.