WW: Николай Михайлович, Вы – один из виднейших представителей официального спортивного туризма Москвы. Какова сейчас Ваша номинальная туристская должность?

НР: Я вице-президент Федерации спортивного туризма Москвы, председатель московской МКК. Кстати, поэтому я готов отвечать во многом за Москву, ну и, конечно же, за себя. Но за ТССР я отвечать не могу.

WW: Сейчас можно говорить о двух разных школах или направлениях в российском спортивном водном туризме. Назовем их "старое" и "новое". Старое - это наши традиционные автономные походы, общественные турклубы, туристские школы, МКК, чемпионаты по туризму. Новое - это частные спортивно-туристские клубы, однодневные сплавы или кратковременные походы на каяках. Причем между этими обеими ветвями наблюдается определенный антагонизм. Каковы причины этого явления? Нужно ли "старой" стороне стремится к более гармоничному сосуществованию этих направлений? Если да, то какие для этого видятся пути? Чему представителям одной стороны следует поучиться у другой?

НР: Футзал не должен заменять футбол. Есть разные игры, и они не противоречат друг другу. Мы, ”старые”, охотно идем на сосуществование, стараемся реагировать на меняющуюся реальность. Например,
            а) Давно введен класс коротких сложных походов. Чемпионат Москвы по ним проводится 4-5 лет.
            б) Мы вводили в Положение соревнования по прохождению локальных препятствий. Это не прижилось, может еще и возникнет.
            С нашей стороны никакого антагонизма нет. Двери наши (и мои в частности) всегда открыты. Что касается частных клубов, то я не в теме. Хотя со Смычковичем и Шпаро мы уже пару лет тесно сотрудничаем. Про такие клубы, как АБВ, я не полностью в курсе. Правда, история с Васиным и Алехновичем мне доподлинно известна, и, считаю, не дай бог таких вождей! К сотрудничеству всегда готов, но почему-то не люблю, когда меня посылают… Здесь нужна взаимная доброжелательность, а не высокомерие.

WW: И все-таки, на наш взгляд, об этом упомянутом Вами высокомерии можно говорить, как о некоторой закономерности, а не просто как о трениях между конкретными людьми, что есть всегда и везде. Согласны ли Вы с этим? И если да, то какие видите причины этому?

НР: Для многих новообразованных спортивных (и не только) движений характерна несколько вызывающая позиция по отношению к старым, родительским. Возьмем тот же сноуборд и горные лыжи. Другой общий момент для таких новообразований – это первоначальное отрицание всякого регулирования. Но со временем они тоже приходят к созданию собственной организационной структуры, обслуживающей их движения. Что касается моего личного “антагонизма”, то он сводится всего лишь тому, что мне, как и любому человеку, что-то близко и интересно, а что-то – нет, но это не причина отрицать последнее. Впрочем, некоторые вещи могут вызывать и полное неприятие. Так, на одних соревнованиях по родео мне довелось наблюдать, как участники активно пользовали травку. Я не аскет, но меня это шокировало.

WW: Отличается ли сегодняшний "старый" водный туризм от того, что был 10 лет назад? Если да, то чем? Каковы современные тенденции в "старом" водном туризме?

НР: Появились короткие походы. Появились маршруты с переездами. Появились маршруты в сопровождении авто. В пределе ни разу за поход не ночуют в палатках и питаются в заведениях. Это мне лично не близко, но это есть, и бороться с этим бессмысленно. Появились комплексные маршруты, содержащие водную и горную части. Это мне близко и красиво. За один поход стали проходить по 3-5 рек. Если это без ущерба для безопасности, то – дай бог здоровья. Почти перестали ходить в сложные походы на байдарках и плотах. Ходят на К-4. Много ходят на К-2, в спортивные походы – больше, чем на К-4. Есть две группы, сплавляющиеся чисто на каяках. Часто в катамаранной группе идут 2-3 каякера. Вопли о том, что ходить надо на К-4, а К-2 не для сложных рек, - несостоятельны, тенденция обратная. Сам я последние годы хожу на К-4, но проходил пороги и на К-2.

WW: Ну, комплексные маршруты были всегда. Увеличение доли походов с переездами, совместных катамаранно-каячных групп, групп с авто – это все более долговременные тенденции, которые, скорей, справедливее отнести к периоду в 20 последних лет, а не 10. Вы согласны с такой поправкой? И еще про группы с авто. Ведь это как раз та разновидность, которая характерна прежде всего для «новых» туристов. Неужели они стали регистрироваться в МКК? Как много в прошедшем году было таких групп?

НР: С такой поправкой не согласен. Говоря про комплексные маршруты, раньше это обычно были какие-то сложные пешие подходы к реке или переходы из одного бассейна в другой. Сейчас же планируется фактически два самостоятельных маршрута – водный и горный. Это новейшая тенденция. Видимо, это следствие возросшей грамотности, технической подготовленности туристов. Возможно, также люди считают, что если уж они забрались, например, в Среднюю Азию, что сегодня несколько сложнее и дороже, то надо взять от этой поездки по максимуму. Что касается групп с авто, то в 2007 году московской МКК было выпущено порядка 30-50 таких групп.

WW: Нужны ли сейчас МКК и чемпионаты по туризму? Почему нужны или не нужны? Если нужны, то каковы основные проблемы в работе МКК и института чемпионатов, нужно ли что-то изменить в их функционировании?

НР: Если бы я считал, что не нужны, то не работал бы в МКК и не судил бы чемпионаты 40 лет. Они нужны людям, иначе бы за 2007 год не пришли бы только в московские МКК 1109 групп. В МКК нужно вводить молодых, но опытных туристов. Однако работать много и задаром - сейчас нема дурных. С чемпионатами – нужно совершенствовать методику судейства (есть мысли как) и нужно сделать их более привлекательными (нужны молодые деловые организаторы для работы со спонсорами). В Чемпионате Москвы по водному туризму 2007 г участвовало 59 групп.

WW: Да, цифры внушают уважение. 1109 групп – это те, которые были зарегистрированы? По всем видам туризма?

НР: Да. Водных групп среди них около половины.

WW: Насколько нормальна ситуация, когда МКК или группа судей на чемпионате имеет в своем составе людей, никогда не ходивших в походы рассматриваемого уровня сложности?

НР: Все члены московской МКК по всем видам имеют не менее 2-х руководств походами 5 к.с. Подавляющее большинство имеет и руководство походами 6 к.с. На шестерки выпускают и судят те, кто имеет руководство шестерками. Другое дело, что те 6-ки уступают сегодняшним. Но судья не обязательно должен быть сам чемпионом и рекордсменом, так во всех видах спорта. Он должен быть специалистом высокого уровня. Такими и являются действующие члены московской МКК.

WW: Нередко приходится сталкиваться с призывами представителей туристской среды ввести те или иные обязательные требования или административные ограничения в дополнение к существующим. Ваше отношение к этой тенденции в целом. Нужна ли в целом б'ольшая упорядоченность, зарегулированность такого рода? Существуют ли сегодня такие ограничения, которые было бы целесообразно ввести? Если да, то какие?

НР: Головой работать надо! Сухой закон, как известно, не ведет к искоренению пьянства. Административное, репрессивное, финансовое давления только приведут к росту дикого туризма и, соответственно, к жертвам. Сейчас спорткомитет вводит ряд ограничений для участников чемпионатов России. Боюсь, что это оттолкнет туристов. Но мы в Москве будем искать выходы и обходы. Насчет новых ограничений – надо 100 раз думать, прежде чем их вводить. Какие-то требования – может быть, но не закрытия и репрессии. У нас (у МКК) основная задача – помогать людям совершать интересные, сложные и безопасные походы. А все остальное – средства и методы, которые можно и нужно совершенствовать. Кстати, в марте этого года маршрутным комиссиям в туризме исполняется 75 лет! Я приветствую созидателей, а не разрушителей.

WW: Мы рассматриваем интервью с Вами, как некоторую подводящую черту под обменом мнениями, начатым на московской конференции по безопасности и продолжившимся материалами читателей на сайте WW. Поэтому следующие вопросы будут вытекать из мыслей, высказанных в процессе этого обмена мнениями. Итак, что Вы можете сказать о взаимодействии МКК и ТССР с МЧС? Состояние дел? Нужно ли что-то делать первой стороне? Что можно реально улучшить?

НР: Этот вопрос решает сейчас руководство ТССР. Заключается договор между ТССР и МЧС. Я не полностью владею сутью этого сотрудничества, по этому поводу лучше поговорить с Сергеем Пановым. Мы всегда готовы, но в МЧС есть выходцы из гражданской обороны, которым проще «запретить», «держать» и «не пущать». Здесь надо быть очень аккуратным, чтобы не навредить людям.

WW: Ряд водников обвиняют "старую" школу в недостаточном внимании к воднотехнической подготовке. Ваши комментарии.

НР: Сначала личное – с 1990 г по настоящее время я ежегодно вхожу в ГСК крупнейших соревнований по водному туристскому многоборью на релой (Кавказ) и р.Вуоксе. Поэтому обвинять меня лично в игнорировании этого подвида туризма трудно. Воднотехническая подготовка – это хорошо и нужно, и никто с этим не спорит. Другое дело, что эту подготовку человек может получить не только на соревнованиях по другому виду (там время, там гонка), но и на тренировочных маршрутах, проходя пороги по нескольку раз, что многие и делают. Что дает гладкая вода и, соответственно, Подмосковье? По моему мнению – не много. Равнинные лыжи не дают горнолыжной подготовки. Есть и другие мнения. К сожалению, не у всех есть время и деньги для тренировок в бассейне, в том числе на К-4. Что же, опять держать и не пущать? Загонять палкой на соревнования на Истру?

WW: Предложение о принятии государственной программы возрождения туризма со множеством пунктов, которые призваны облегчить жизнь туристов. Комментарий.

НР: Первое. Туризм никогда не умирал, он был все эти годы и «возрождать» его не нужно. Развивать, популяризировать – да. Если кто-то бросил туризм на много лет, а сейчас его не видит, - то это его трудности.
Второе.
            а) «Хорошо бы, хорошо бы нам кита поймать большого
           
б) «Съесть то он съест, да кто ж ему даст?»
Утопия! Никто в нашей стране для нас ничего делать не будет. Надейтесь на себя и на друзей. Если хотите идти к «Нашим» - идите, но без меня. Я в свое время под «Боевую славу» не подделывался и сейчас не буду. Ищите, да обрящете.

WW: Прокомментируйте следующие предложения по выпуску групп МКК:
            - экзамен на воде по воднотехнической подготовке с проверкой снаряжения.
            - юридическая ответственность выпускающей МКК
            - юридическая ответственность руководителя
            - все члены комиссии должны иметь опыт как минимум аналогичных походов
            - каждый член группы должен присутствовать на защите и быть отдельно проэкзаменован.
            - в сложном походе иметь как минимум 2 кат-4.
            - в сложном походе иметь как минимум
3 кат-4.
            - материальная ответственность группы за проведение спасработ, если они явились следствием грубых нарушений группой правил безопасности.
            - уведомительный характер выпуска вместо разрешительного
            - проводить выпуск не только на основе опыта походов, но также принимая во внимание учебу в туристской школе и участие в соревнованиях.

 

НР: - В свое время была «проверка групп на местности» - сдохла, как следует не родившись. И раньше, и сейчас вытащить всю группу в один день нереально. Найти тех, кто будут экзаменаторами для сотен групп – нереально. Смысл проверять в Подмосковье водников и горников, идущих на 4-6 к.с., мягко скажем, не очевиден. И еще много доказательств нереальности этой идеи.
            - Юридическая ответственность? Может просто сначала расстрелять? Это путь к тому, что все будут ходить без утверждения и, соответственно, контроля опыта и сроков.
            - Опыт выпускающих. В подавляющем большинстве случаев опыт соответствует. По крайней мере, два члена МКК имеют опыт той же категории всегда. Но найти трех выпускающих с опытом Серника нереально. Да еще, чтобы они каждую среду работали задаром.
            - Насчет экзамена всех. Нереально ни собрать, ни обслужить. Подготовка участников – это зона ответственности руководителя.
            - Только 2-3 и только К-4? Бред полнейший! Ходить можно на всем. Загонять людей на К-4 глупо. Другой вопрос, что люди должны быть хорошо подготовлены для соответствующего судна. А до какой к.с. могут ходить чисто каячные группы? Что, опять запреты?
            - Материальная ответственность – опять путь к уходу в нелегалы. У нас нет, слава богу, «Инструкции по технике безопасности», за нарушение которой можно посадить. В случае материальной ответственности начнется такое вымогательство, что мама не горюй. И вообще это противозаконно.
            - Уведомительный характер вместо разрешительного есть давно для туристских путешествий, а для спортивных походов есть правила, как в любом виде спорта. И правила эти написаны ценой жизни многих. А так получается: у группы опыт Мсты, хотят идти на Башкаус. И уведомляют. И я, что, должен ставить подпись? Ставьте сами. В своей федерации, которую вы создадите.
            - Это как понимать? За участие в соревнованиях на Истре давать право сразу идти на Кутсайоки? Или на Чулышман? Что касается школ, то некоторые послабления есть, но только для низших категорий. Но со школами у нас большие проблемы. Всего 3-4 водных школы в год. Нужны те, кто хочет и может (имеет право) их проводить. Но, к сожалению, активные молодые ребята ушли в свой бизнес, а работать для других нынче не модно.

 

WW: Прокомментируйте предложения по проведению чемпионатов:
            - отдельные зачеты по судам различного водоизмещения, независимо от типа судна.
            - баллы со знаком минус за нарушения безопасности.
            - учитывать чистоту прохождения препятствий с определяющим весом в общей оценке похода.

 

НР: А как быть группам, где есть К-4 (трехтонник), К-4 (полуторатонник), К-2 и пара каяков? А таких смешанных групп большинство. Предложение свидетельствует о том, что автор не знает, кто сейчас на чем ходит. Можно было бы выделять, если бы были детерминированные группы по водоизмещению и их было бы много.
            - Баллы со знаком минус за нарушение безопасности были и 40 лет назад, и есть сейчас. Вообще, надо сказать, что по многим вопросам авторы, будучи не полностью в теме, ломятся в открытую дверь. Т.е. хотят того, что уже есть сейчас.
            - Учитывать чистоту прохождения. Я на 100% за. В свое время это было в методике судейства под градацией «техника». ТССР это убрал, т.к. якобы трудно объективно судить. Я был против. Не совсем знаю, как сформулировать критерии «чистоты», но это тема отдельного спокойного разговора.

WW: Прокомментируйте предложения по организации и прохождению сложных маршрутов:
            - обязательный спутниковый телефон
            - выделение первопрохождений в особый класс
            - запрет прохождения непросматриваемых каньонов
            - отказ от обязательного набора километража на маршруте
            - обязательность сплошного просмотра реки на первопрохождении сложного маршрута
            - обязательность наличия на катамаране двух водяных парашютов.

 

НР: - Спутниковый телефон. Надо это требование вводить. Для сложных автономных походов - как обязательное, а для остальных – как рекомендательное.
            - Выделение первопрохождений в отдельный класс. Согласен, когда их число будет в год не меньше 8. Но на это надежда слабая.
                - Запрет прохождения непросматриваемых каньонов – я против категорических запретов. Требования к конкретной группе – да, а запреты – нет.
            - Километраж. Требования сейчас очень смягчены. Но нельзя доводить до абсурда. Маршрут есть маршрут, а иначе это прохождение локальных препятствий. Я за появление и такого подвида нашего спорта, но пока, как я уже говорил, это не получило широкого развития и систематизации. Но это будет.
            - В принципе обязательный просмотр при первопрохождении требуется, но вводить ли его законодательно – надо подумать. А как быть, когда просмотрели, наметили чалку, но не смогли зачалиться? Дисквалифицировать до нуля?
            - Нужно сначала отработать систему работы с катамаранов с парашютами. Пока я лично серьезных описаний работы с парашютами, кроме как на бубликах, не читал. Может, это пробел в моем образовании.

WW: Спасибо, Николай Михайлович, за ответы. Но на этом заканчивать беседу не хотелось бы. Есть желание отступить от позиции беспристрастного интервьюера и возразить по одному, но достаточно глобальному вопросу. Так что предлагаю еще одну итерацию обмена мнениями. Речь пойдет об отношении «старых» туристов к воднотехнической подготовке, о чем уже была речь. Скажу сразу, я как раз принадлежу к той части водников, от имени которой этот вопрос и поставлен. Итак, разберем Ваш ответ по косточкам, а Вы в заключение разберете мой. Ваш ответ, как мне кажется, очень показателен. Если представить себе некий собирательный образ туриста «старой» школы, то он должен был ответить именно так. Начнем с Вашей фразы: “Воднотехническая подготовка – это хорошо и нужно, и никто с этим не спорит. Я помню другие времена, когда кое-кто пытался всерьез подводить теоретическую базу под отказ от такой подготовки. Жизнь постепенно расставляет все на свои места, и сегодня защищать такую позицию вслух, пожалуй, стало даже уже неприлично. Но это не значит, что в головах многих “старых” все изменилось – просто они ушли в глухую оборону. Если послушать, о чем говорят на тусовках в клубе, - тема воднотехнической подготовки будет дай бог 20-й в списке. Люди с упоением обсуждают какую-нибудь ерунду, типа конструкции кармана на рюкзаке, игнорируя на два порядка более важную для их состоятельности как спортивных туристов тему. Можно, конечно, на это отвечать, что каждый играет в свои игры, и это все так, но проблема в том, что, с одной стороны, любая идеология всегда навязываема ее адептами другим людям, а с другой – каждый все-таки стремится в меру своего разумения играть в свои любимые игры эффективно. Представим себе новичка, который хочет играть в спортивный (я подчеркиваю) туризм. Он приходит в туристскую школу, слушает бородатых дядей, называющих себя мастерами спорта, и удивляется, что занятия спортом проходят в основном за партой, а на редких выходах главный элемент программы – это посиделки у костра с выпивкой. Потом он попадает в “новый” каячный клуб, где тоже бывает всякое, но главное – это все-таки регулярные тренировки. Через пяток лет он встречается на каких-нибудь кавказских покатушках со старыми знакомыми из туристской школы, которые остались в “старой” системе, и узнает, что они, скажем, уже дважды были призерами Чемпионата Москвы по туризму, а один даже стал мастером спорта. Вместе с тем он видит, что на воде он на две головы сильнее этих призеров и мастеров. Ну а дальше… Наверное, только от воспитания этого человека будет зависеть, с какой долей иронии и/или высокомерия он будет относится к таким спортсменам и к таким чемпионатам. К чему все это сказано? К тому, что кроме заявленных общих причин существующего антагонизма, существует еще и эта, сугубо специфичная. Можно спросить, что же мешало этому человеку придти в турклуб и заявиться на чемпионат? Кроме ряда причин, от турклуба действительно не зависящих, - это та атмосфера “старой” тусовки, которую я попытался передать выше. Сейчас институтами чемпионатов и МКК заправляют люди, по духу своему спортсменами не являющиеся, и в этом фундаментальное противоречие. Так что же делать? Всех выгнать и найти новых? Даже если было бы кому это делать, все это означает ломку, революцию, распад, жертвы и необходимость нового начала откуда-то снизу. Создавать параллельную структуру со своими чемпионатами? Существует много примеров подобного развития событий в других видах спорта, наверное, этот ход возможен и в туризме. Но это опять-таки война, разрушения и потери. Идеальным был бы вариант, когда работающие сегодня люди смогли понять и принять, что именно через тренировки лежит основной путь совершенствования туристов-водников как спортсменов. Ведь все они действительно заинтересованы в развитии спортивного туризма. Хотя бы потому, что работают на его благо бесплатно, только лишь во имя идеи. Изменить мировоззрение – это очень сложно. Давайте идти маленькими шагами. Более активно привлекайте для работы новых людей, обращая внимание на “спортивность” их идеологических установок. Понятно, что очереди на работу нет, но тем не менее. Стремитесь расширить круг участников чемпионатов по походам, видоизменяя правила так, чтобы максимально облегчить участие в нем тем, кто этого в действительности достоин. Учет результатов выступлений на ТВТ-шных и слаломных соревнованиях при выпуске – отличная идея для этого. Даже если соревнования проводились на гладкой воде – на той же Истре или Сходне. Разумеется, нужно учитывать и состав участников, и занятое место. То, что слалом на гладкой воде мало что дает для сплава по бурной – глубочайшее заблуждение. Если человек на соревнованиях на Истре в каяке занял место в 5-м десятке среди сотни участников, и даже, если сделать весьма маловероятное предположение, что, кроме гладкой воды, он ничего до сих пор не видел, то и тогда он технически готов к прохождению на большинстве типов судов, скажем, Саянской Оки, намного лучше, чем не тренирующийся турист, добравшийся до четверочного уровня традиционным экстенсивным путем через походы 1-2-3 к.с. К сожалению, опыт общения показывает, что доказать на словах подобные утверждения людям без слаломной подготовки практически невозможно, тогда как с теми, кто такую подготовку имеет и обладает туристской практикой, разногласий почти не возникает. Призываю Вас поверить на слово. Если же говорить о людях, занимающих места в 1-й десятке, то все из них всегда имеют опыт сплава до 4 к.с. включительно, а добрые 30% – и 6 к.с. Конечно для похода, кроме техники, необходимы еще и общетуристские навыки, но для сложных категорий все это имеет второстепенное значение. Чтобы нивелировать действие этого фактора, следует выпускать таких “чистых спортсменов” в количествах не выше определенного процента в группе. Все, Вам слово, Николай Михайлович.

НР: Я с глубочайшим уважением отношусь к Вам, как к отличнейшему специалисту в области гребного слалома. Книгой С.Крюкова пользуются далеко не только слаломисты, но очень много полезного из нее заимствуют и туристы. Но некоторая излишняя горячность в плоскости “мы-вы” меня удивляет. Каждый из нас в чем-то сильнее, в чем-то слабее, и не надо излишне кичиться своим превосходством. «Всерьез подводить теоретическую базу под отказ от воднотехнической подготовки» никто из опытных туристов-водников не мог, разве что кто-то по глупости в пылу полемического задора. Насчет «защищать такую позицию вслух неприлично», или насчет «глухой обороны» - на мой взгляд, это неверное впечатление. На мой взгляд, в нашей среде этого нет! Откуда Вы взяли то, что воднотехническая подготовка в наших обсуждениях (не приемлю слово «тусовка». Тусовка – это пустое времяпровождение.) занимает 20-е место в списке, что мы обсуждаем «всякую ерунду типа конструкции кармана на рюкзаке»? Я оставляю это на Вашей совести как литературный прием. Попытка возвысить себя, опустив других, в лучшем случае не этична. «Бородатые дяди, называющие себя мастерами спорта», «посиделки у костра с выпивкой», неужели Вы, столь уважаемый оппонент, считаете нас всех такими? В любом обществе есть разные индивидуумы. Но и не обобщай, да не обобщен будешь.
           Полностью согласен, что техническая подготовка в наших школах недостаточна. К сожалению, в наших бесплатных школах для этого не хватает сил и средств. Но мы стараемся… В школах начальной подготовки до первого зачетного похода ребята выходят на воду 3-4 раза. В дальнейшем туристы, кроме дальних походов, совершают тренировочные на Уксуньоки, Коласйоки, Тохмайоки и на реках Кавказа. Не «какие-нибудь кавказские покатушки», а тренировочные походы. Техника – техникой, но и опыт походов тоже очень и очень важен. Безусловно, все это можно и нужно делать лучше и чаще, но не все получается так, как хочется. Очень хорошо, если турист имеет опыт и навыки в смежных видах спорта: гребном слаломе на каяке, скалолазании, ледолазании и т.д. Но загонять всех в платный каячный клуб как-то ни руки, ни язык не поворачиваются. По поводу того, что выпускники каячных школ на маршрутах на две головы выше призеров Чемпионата Москвы – это тоже приходится оставить на Вашей совести. Безусловно, есть способные и талантливые люди и среди слаломистов, и среди туристов. Есть и середнячки. И, ей богу, не надо меряться хвостами. Не нужно, на мой взгляд, антагонизма, а нужно, в меру сил, взаимное уважение.
           «Институтами чемпионатов и МКК заправляют люди, по духу своему спортсменами не являющиеся» - это заявление является просто безапелляционным оскорблением. И в водном, и во всех остальных видах туризма эту «деятельность» ведут люди, много лет занимающиеся спортом. К.Зыков, А.Лифанов, С.Климин, С.Цветкова, С.Офицеров, Д.Марчук, С.Новак, Э.Реут, С.Солод, Р.Айбатулин и ваш покорный слуга руководили шестерками и продолжают ходить в походы по сей день. Надо вводить и свежие кадры, и мы этим занимаемся. А отлучать нас от спорта – это мальчишество, достойное начинающих сноубордистов по отношению к горнолыжникам, а не уважаемого теоретика и практика гребного слалома.
           По сути – на 100% согласен с тем, что тренировки – основной путь совершенствования. К сожалению, еще раз вынужден повторить, что у нас в Москве и Подмосковье проводить регулярные тренировки на «белой воде», особенно на катамаранах, мягко говоря, сложно. Давно принятый в туризме способ постепенного набора сложности препятствий, тренировочные походы с многократным прохождением порогов в определенной мере компенсируют этот вынужденный пробел в нашем деле. Необходимо заметить, что спортивный туризм – это не только техника, но и стратегия, и тактика, и обеспечение безопасности, навыки страховки и т.д. Правила у нас во всех видах туризма единые. Туризм един, но многогранен. Расширение круга участников чемпионатов мы, как я уже говорил, давно проводим, вводя новые классы и «легализацию».
            По поводу учета для выпуска в сложные походы опыта в других видах спорта – вопрос очень, очень спорный. В других видах спорта этого нет. Опыт халф-пайпа и могула в горных лыжах хорош, но недостаточен для участия в скоростном спуске, фрирайде или хелпски. Опыт скалолазания и ледолазания недостаточен даже для вершины 2А. То, что Вами называется «общетуристскими навыками», т.е. все, кроме техники, на мой взгляд, для сложных маршрутов имеет далеко не «второстепенное значение». По поводу того, что каякера, бывшего 50-м на Истре, можно с чистой совестью выпускать на катамаране в несхоженном экипаже на Саянскую Оку, позволю себе категорически не согласиться. Не всякий спринтер пробежит марафон. Не всякий «покатушник» (слово Ваше) может сразу идти в длительный автономный поход. Что же касается каякеров, имеющих опыт сплава 4-6 к.с., то ничего не мешает им «легализоваться», т.е. заявить о себе, как о спортивных туристах (т.е. в другом виде спорта).
            Как показывает мой десятилетний опыт судейства (и хождения) по Кавказской Белой, после соревнований по туристскому водному многоборью (и гребному слалому) на верхней части реки «чистые спортсмены» ни разу не проходили нижние ущелья даже на катамаранах, тогда как «нечистые туристы» это делали достаточно регулярно. Извините за эту полемически задорную реплику с моей стороны – задело разделение на «чистых» и «нечистых».
            Я надеюсь, что при взаимном интересе и уважении мы продолжим не только наши дискуссии, но и найдем и точки, и плоскости соприкосновения нашей деятельности.

WW: Ну, я даже уверен, что отношения вовсе и не плохи, вопреки тому, что может показаться из этой части нашей беседы. Хорошо, а какова дальнейшая судьба всех высказанных замечаний и предложений. Не хотелось бы, чтобы все тихо ушло в песок.

НР: Алгоритм следующий. Мы в клубе обсудим и рассмотрим все высказанное. То, с  чем мы согласимся, будет вынесено на очередное собрание руководства ТССР и дальнейшее будет уже зависеть от решений этого собрания. Такое заседание состоится ориентировочно в апреле.

WW: И последнее. Хотите Вы что-нибудь сказать “на свободную тему”?

НР: Пожалуй, пару слов по поводу “Привета всем”. Вызывает сожаление, что уважаемый мной сайт WW является трибуной для хамства и клеветы.  С порядочными и адекватными людьми я готов дискутировать, спорить и соглашаться. В случае автора упомянутого послания – нет, это клиника.

 

Беседовал с Н.М.Рязанским
Крюков Сергей